О журнале Вышедшие номера Анонс Подписка English Контакты  
 

Читайте в № 2 за 2006 г.

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ
от 22 декабря 2005 г. N 96
Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов

Принятия Высшим Арбитражным Судом РФ обобщения судебной практики по вопросам, связанным с оспариванием и приведением в исполнение решений третейских судов и международных арбитражей, ожидалось уже несколько лет. К сожалению, многие положения этого Обзора противоречат не только международной практике применения Нью-Йоркской и Европейской конвенций, но и фактическим обстоятельствам дел, по которым были вынесены использованные в Обзоре судебные акты. Первый комментарий к Обзору публикуется в настоящем номере журнала.

А.В. Асосков Вопросы международного арбитража в новом обзоре Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ: поиск правильных решений

Статья подробно комментирует наиболее важные аспекты нового Обзора Президиума ВАС РФ, связанного с международным арбитражем. Опираясь на тщательный анализ дел, включенных в Обзор в измененном виде, автор выявляет наиболее острые проблемы в отношении высшей судебной инстанции к третейским судам.

РЕГЛАМЕНТ
МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА

ПРИ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Утвержден Приказом ТПП РФ от 18 октября 2005 года № 76. Регламент вступает в силу с 1 марта 2006 года и применяется в отношении споров, арбитражное разбирательство которых начато с указанной даты.

В отношении споров, арбитражное разбирательство которых начато до указанной даты, применяется Регламент МКАС, утвержденный приказом ТПП РФ от 8 декабря 1994 года № 96 с изменениями и дополнениями, если стороны не договорились об ином.

А.С.Комаров Комментарий к новому Регламенту МКАС при ТПП РФ.

В статье Председателя МКАС при ТПП РФ профессора А.С.Комарова подробно анализируются новеллы, включенные в регламент наиболее популярного российского международного арбитража, анализируются причины их принятия и формулируются предложения о том, как наиболее эффективным образом вести разбирательство дел во МКАС при ТПП РФ.

С.С. Трушников Взаимодействие институтов несостоятельности и коммерческого арбитража в законодательстве и судебной практике различных государств.

В практике международных арбитражей с участием российских сторон все чаще встречаются ситуации, когда в отношении российского ответчика до начала арбитражного разбирательства или в ходе рассмотрения дела возбуждается процедура банкротства. В предлагаемой вниманию читателей статье содержится анализ соотношения норм о международном арбитраже и о банкротстве по законодательству США, Германии, Франции и России. Данная публикация является первой серьезной работой по данной проблеме в российской специальной литературе. Использованные автором материалы судебно-арбитражной практики и доктрины представляют собой огромный интерес как для российских, так и для зарубежных специалистов.

Др. Томас Клётцль Право слушать и право быть выслушанным. Культурные аспекты международного коммерческого арбитража.

Выступление на заседании London Arbitration Club 13 сентября 2005 г. Огромный опыт автора предлагаемой вниманию читателей статьи в проведении международных арбитражей позволяет ему предлагать различные способы повышения эффективности рассмотрения споров. Хотя некоторые из них покажутся отечественным специалистам довольно необычными, нет сомнений в том, что такие способы полностью соответствуют представлениям об арбитраже как способе урегулирования споров, а не установления степени виновности или невиновности участников разбирательства в нарушении прав друг друга. Перевод осуществлен и публикуется с любезного разрешения автора.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 15 июня 2005 г. по делу Дело N КГ-А40/4342-05

Совершенно типичное дело из практики ФАС МО. Ответчик, проигравший арбитраж, пытается добиться отмены арбитражного решения, утверждая, что оно нарушает "основополагающие принципы российского права", а спор был МКАС при ТПП РФ неподсуден. Ответ суда вполне прогнозируем: он разъясняет заявителю, что его ссылка на нарушение основополагающих принципов российского права, "является несостоятельной, поскольку фактически заявитель не согласен с оценкой доказательств третейским судом, однако арбитражный суд не вправе пересматривать решение третейского суда по существу и давать иную оценку обстоятельствам и доказательствам, которые исследовались третейским судом". И к компетенции МКАС при ТПП РФ у государственного суда претензий не возникло.

Единственным нетипичным элементом этого дела является то, что заявитель был иностранной компанией - обычно именно российские фирмы обращаются в государственный суд как в вышестоящую по отношению к международному арбитражу инстанцию. Но закон одинаков для всех, и в отмене арбитражного решения было отказано.

Арбитражное решение по юрисдикционным вопросам, вынесенное в 1998 г. по делам ТПС 38/1997 и 39/1997
Решение Окружного суда Стокгольма, вынесенное в 2001 г. по делу Т1510-99
Решение Апелляционного суда округа Свеа, вынесенное в 2002 г. по делу Т 4496-01

Фигурирующая в данном деле гарантия по шведскому праву по своему характеру близка к институту поручительства, известному российскому праву. Поэтому выводы, к которым пришел единоличный арбитр, а вслед за ним и шведские государственные суды двух инстанцией, актуальны не только для гарантов, но и для поручителей, и вообще для многих других субъектов, принимающих на себя обеспечительные обязательства.

Чаще всего вопрос о выборе права, регулирующего форму и содержание арбитражного соглашения, решается по lex arbitri, а не по договорному статуту сделки, согласованному сторонами. Материалы дела содержат четкое описание норм шведского права по этим вопросам. Отметим, что требования шведского права к форме, в которой зафиксировано арбитражное соглашение, гораздо либеральнее соответствующих норм российского законодательства.

Следует также обратить внимание на подход арбитра к решению поставленных перед ним юрисдикционных вопросов. Чисто процессуальная проблема распространения на гаранта арбитражных соглашений, содержащихся в не подписанных им "основных" договорах, оказалась связанной с материально-правовым вопросом об объеме обязательств по гарантии. Арбитр сразу установил, что лишь одна из фигурирующих в деле гарантий действительно может привести к признанию за гарантом наличия каких-либо обязательств по отношению к кредитору. В этом деле арбитр признал себя правомочным разрешить спор. Что же касается правоотношений, связанных с другой "гарантией", которая на поверку оказалась лишенной правового содержания, арбитр уже при решении юрисдикционного вопроса отказал в рассмотрении связанных с нею требований, посчитав, что отсутствие у кредитора материального права требования к гаранту влечет за собой и отказ в признании арбитром наличия у него компетенции по рассмотрению соответствующего спора. Использованная им в арбитражном решении аргументация по этому вопросу представляет собой не только практический, но и академический интерес.

Отметим, также, что фигурирующий в материалах дела термин "принуждение к участию в арбитраже" не следует толковать буквально. Арбитраж (а равно и шведские суды) не могут понудить иностранное юридическое лицо участвовать в арбитраже: они лишь могут констатировать, что ответчик был связан арбитражной оговоркой и, следовательно, его уклонение от участия в арбитраже было бы неправомерным.

Наконец, вполне предсказуемой оказалась реакция арбитра на возражения, связанные с наличием у ответчика суверенного иммунитета. Со ссылкой на подход шведского права к этому вопросу, арбитр посчитал, что связав себя условиями арбитражного соглашения (даже если оно не было подписано собственно носителем суверенных прав), касающегося сугубо коммерческой сделки, республика (а, кстати, подчеркнем, что это была не Российская Федерация) считается отказавшейся от любых иммунитетов.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ МКАС при ТПП РФ от 25 мая 2005 г. Дело № 163/2003

При вынесении постановления о прекращении производства по делу ввиду возбуждения против ответчика процедуры банкротства в соответствии с законодательством его местонахождения, МКАС при ТПП РФ применил нормы как российского права (о личном статуте юридического лица), так и американского (о запрете на арбитражное рассмотрение споров с участием компаний, находящихся в стадии банкротства, если только на продолжение такого разбирательства не будет получено специального разрешения).

Отметим, также, что вывод состава арбитража о том, что ввиду возбуждения в отношении ответчика процедуры банкротства предмет спора стал неарбитрабильным, не повлиял на то, что МКАС при ТПП РФ по-прежнему остался органом, уполномоченным разрешать споры, охваченные арбитражной оговоркой контракта. Таким образом, вопрос о действительности и сохранении силы арбитражного соглашения и вопрос об арбитрабильности предмета спора, несмотря на их тесную связь, остаются различными вопросами, разрешаемыми с применением различных источников права.

 

 

Объявления:

Лучшие юридические департаменты России - 2008

Наш боулинг Клуб, сделанный в желтых тонах, встретит Вас тепло и солнечно!
Третейское разбирательство в Российской Федерации

Третейские суды и гражданский процесс

 
Home